m.doctor.74.ru
06 июля 2017

Из глаз долой: челябинские врачи спасают зрение даже больным из соседнего региона

На точку в глазу жителя Екатеринбурга врачи не сразу обратили внимание. Он жаловался, что стал хуже видеть. Тогда его направили в Челябинск, в областной центр онкологии и ядерной медицины. Здесь специалисты обнаружили у 50-летнего мужчины меланому и успешно вылечили его.

Привычная родинка, или невус, которую легко заметить на коже, может поселиться и в глазу. Если не защищать его от солнца, то так же, как и на коже, чёрная точка может довести до беды, вплоть до потери зрения. В Челябинской области с первичной меланомой к докторам областного центра онкологии и ядерной медицины ежегодно приходит 35–40 пациентов, еще порядка 40–45 – со вторичной. Меланома занимает первое место среди опухолей внутри глаза (до 95%), а в структуре всех онкозаболеваний глаза на её долю приходится около четверти случаев. Первое место занимают злокачественные опухоли переднего отрезка глаза – базальный клеточный рак кожи и век (до 80%).

– Меланома внутриглазная достаточно трудна для диагностики, – говорит заведующая онкологическим офтальмологическим отделением челябинского областного клинического центра онкологии и ядерной медицины (ЧОКЦОЯМ) Елена Гюнтнер. – Меланома на коже, на слизистых видна, и пациент сам может её обнаружить и, заподозрив неладное, обратиться к врачу. Внутри глаза всё непросто. Иногда доктора-офтальмологи по месту жительства обнаруживают её случайно. Иногда сами пациенты обращаются с совершенно обыкновенными жалобами на снижение зрения или, как они выражаются, появление в глазу «шторочки» или завесы перед глазом. Иногда меланома внутри глаза может маскироваться под другие заболевания – не всегда она бывает тёмного цвета, случается и бесцветная или розоватого оттенка, очень похожа на воспалительный процесс или даже на метастазирование с какого-то другого органа. Может выглядеть как невус (родинка) или гемангиома (сосудистое образование).

Вот тогда и нужны разные методы диагностики, чтобы разобраться, что же это на самом деле. И многое зависит от врача-офтальмолога: чтобы понять, надо посмотреть глазное дно, и сделать это правильно, рассмотреть все далёкие структуры, буквально все закоулки глаза, чтобы выявить это новообразование. Лечение меланомы – далеко не всегда операция. Все зависит от стадии и размера опухоли.

– Если ситуация позволяет, то мы можем прибегать к лазерному лечению, – продолжает Елена Гюнтнер. – Это минимальное вмешательство, абсолютно для пациента практически безболезненное. Нет такого стресса, как при оперативном вмешательстве. Усаживаем за лазерный аппарат и проводим нагревание с помощью лазера – термотерапию. Клетки опухоли нагреваются до порогового значения, происходит отёк, изменение её структуры, и потихонечку они отмирают. Со временем опухолевые клетки заменяются на рубец. Это в идеале, но иногда опухоль плохо отзывается на лечение.

Тогда онкоофтальмологи используют более агрессивный метод – брахитерапию. Под наркозом специальные офтальмоаппликаторы подшиваются именно на глазное яблоко, происходит радиоактивное облучение опухоли внутри глаза, затем через определённое количество часов аппликатор убирается. Крайнее средство – это удаление глазного яблока. По счастью, к радикальному лечению приходится прибегать не часто. По статистике в год таких случаев не больше 15 из 600 пролеченных пациентов в целом.

Меланома может стать причиной потери зрения. По словам специалиста, очень многое зависит от того, в какой области глаза она появилась, каких размеров и на какой стадии человек обратился. Если опухоль расположилась в самом полюсе в центре глаза, то человек почувствует снижение зрения очень быстро, практически с самого момента её появления. Но есть места, так называемая дальняя периферия, такие закоулки глаза, что пациенты замечают опухоль только тогда, когда она достигает уже больших размеров. До этого их ничего не беспокоит, ничего не мешает зрению, и только когда опухоль уже своим объёмом начинает перекрывать обзор, тогда пациент либо её замечает, либо уже испытывает боль. В таких случаях сохранить глаз очень сложно.

Для развития меланомы важны многие факторы: она может появится на «чистом» месте, а может развиться из невуса (родинки).

– Внутриглазная меланома развивается немного по другим законам, чем на коже и на слизистых, – добавляет Елена Ивановна. – «Наша» протекает более благоприятно и хорошо поддается лечению. Что является спусковым механизмом, сказать трудно. Имеет значение и генетическая предрасположенность, и семейный анамнез, когда есть не только меланома, но и другие онкологические заболевания. Важен и фактор инсоляции – ультрафиолетового облучения на фоне постоянного воздействия, особенно если есть какие-то пигментные пятна.

Самые уязвимые, конечно, люди пожилого возраста. Но вся беда в том, что сейчас они на дачах, в садах-огородах и на отдыхе. Форс-мажор начнётся за неделю до Нового года. Тогда примчатся и свои, дотерпевшие до последнего, и соседние. Почему так происходит, врачи теряются в загадках, а потом вынуждены что-то предпринимать практически в авральном режиме. Бывают и единичные «молодые случаи».

Южноуральские онкоофтальмологи помогают не только своим. Едут в Челябинск и соседи – пациенты из Екатеринбурга, Кургана и других областей, потому что такой центр онкоофтальмологии – единственный по всей России. Благодаря усилиям профессора Ирины Пановой и главного врача Челябинского областного клинического центра онкологии и ядерной медицины (ЧОКЦОЯМ) Андрея Важенина он создан на базе именно онкологического учреждения.

– В основном офтальмологическими опухолями занимаются офтальмологи, и это – большое упущение, потому что онкологические подходы не учитываются, – объясняет руководитель отделения. – Мы можем провести и диагностику как полагается по онкологическим и офтальмологическим стандартам, и КТ, и МРТ, и при необходимости ПЭТ. А также привлекать разных специалистов и пролечить пациента радикально – и химиотерапия, и лучевая терапия, и хирургические вмешательства. Чтобы подойти к лечению пациента комплексно, пролечить его наиболее радикально по всем необходимым канонам, максимально сохранить ему орган и зрение.

Пока екатеринбуржец находится в стационаре под присмотром врачей. Но в ближайшее время его выпишут домой под наблюдение местных специалистов. Пока онкоофтальмологи не дают никаких прогнозов и обещаний. Оценить результат можно будет только месяца через или даже полгода. Но все шансы сохранить орган зрения есть, поскольку пациент обратился за помощью вовремя.

Ирина Лептова  

Фото: Олег Каргаполов

7444    8  


Ранее на эту тему



«Хочется всё забыть как страшный сон»: спасённый врачами недоношенный малыш перенёс шесть операций

С каждым годом новорожденных, нуждающихся в помощи хирургов, становится больше.

   12     5 часов назад

Когда импланты не по зубам: обзор стоматологических клиник глазами пациента

Экспериментальный вояж по клиникам Челябинска.

   5     11 часов назад

Онколикбез: могут ли изжога и гастрит привести к развитию рака, и что съесть, чтобы их избежать

Разбираемся, почему опасная болезнь перекинулась с желудка на толстую кишку.

   35     12 часов назад

Могут ли брекеты стать причиной кариеса

Главный врач стоматологической клиники Елена Коновалова развенчивает страхи и мифы.

   18     1 день назад

«Они настоящие волшебники!»: в Челябинске сотни родителей недоношенных детей поблагодарили врачей

На Южном Урале с начала года 1950 малышей появились на свет раньше срока.

   46     4 дня назад