m.doctor.74.ru
21 августа 2017

Доктор и хаос: челябинские больницы потеряли миллионы на зарплату и лекарства

Больницам и поликлиникам Южного Урала придётся затянуть пояса. С 1 августа ФОМС изменил им уровни оказания медпомощи, которые снизили существующие коэффициенты её оплаты. За изменившимися, на первый взгляд, незначительно показателями, например, с 1,3 до 1,2, кроются ежемесячные потери в миллионы рублей. На что у врачей не хватит денег уже этой осенью, разбирался корреспондент 74.ru.

Уже осенью больницам нечем будет платить зарплаты и не на что принимать экстренных больных

Больницы зарабатывают «на жизнь» лечением пациентов в стационаре, поликлиники – подушевым финансированием на прикреплённое к ним население. Оплата зависит от того, какие виды услуг может оказывать медучреждение. Тарифы ФОМС на оказание одного и того же вида медицинской помощи едины для всех – хоть государственных, хоть муниципальных, хоть частных клиник. Отличается только коэффициент – для районной или сельской больницы это будет, например, 1 и «голый» тариф на оплату. А больница третьего уровня, такая как областная взрослая, детская или федеральный кардиоцентр, будет иметь коэффициент 1,3.

Обладателями заветного третьего уровня и коэффициента 1,3 на Южном Урале остались только семь медучреждений: вышеперечисленные и дорожная больница, третья областная (ОКБ № 3), клиника ЮУГМУ и областной центр онкологии и ядерной медицины (ЧОКОД). Все остальные «упали» до 1,1–1,2. Сколько заработали – столько и могут потратить. По признанию главных врачей, планомерное снижение оплаты за оказанные медицинские услуги происходит на протяжении последних двух лет. Но говорить об этом они готовы только «не для протокола». Те, с кем удалось побеседовать, в один голос утверждают: даже того коэффициента, который был раньше – 1,3–1,2 – уже не хватало, чтобы покрыть все расходы больниц. По полученным данным, практически у всех из них есть кредиторская задолженность.

– В структуре расходов около 70% – это заработная плата всего медперсонала, – объясняет главный врач одной из крупных больниц Челябинска. – Оставшиеся 30% надо распределить на всё: коммуналка, медикаменты, питание больных, техническое обслуживание оборудования, кислород, дезсредства и в общей сложности всё содержание больницы, не говоря уже о текущих ремонтах и так далее. Существовавшие с 1 января этого года тарифы уже не покрывали всех расходов, а что будет теперь – вообще непонятно.

Оказание высокотехнологичной медицинской помощи выгодно для больницы

Теперь из тех денег, которых не хватало, больницы потеряют еще от 10% до 20%, а это ни много ни мало – от четырех миллионов до 80 миллионов ежемесячно. В год набегает, вернее, не набегает, очень приличная сумма, и образуется такая же приличная дыра в больничном кошельке. К чему это приведёт? К снижению расходов. Каких? Можно ли не закупить медикаменты, расходные материалы, кислород и так далее? Нет. Можно ли не заплатить за свет, тепло, воду? Нет. Однако затянуть пояса больницам всё-таки придётся во всём, в том числе и заработной плате.

– Согласно майским указам президента зарплата медицинских работников может изменяться только в одну сторону – увеличения, – добавляет руководитель другой челябинской больницы, – а к концу года мы не сможем не то, что её увеличить, а придётся снижать, если не хотим растерять персонал.

Кроме того, самые большие расходы больница несёт на экстренных больных. Однако никакого специального тарифа на них нет, и расходы, вернее, перерасходы на оказание им медпомощи больницы покрывают из собственных средств.

– Несмотря на то что мы – городские, к нам много поступает больных из области, причём не плановых – обследованных, с установленным диагнозом, в стабильном состоянии, а экстренных – с тяжёлыми патологиями, неясным анамнезом, в пограничном состоянии, которым требуется проведение большого спектра как лабораторных, так и инструментальных исследований, чтобы установить диагноз. Они нуждаются, как правило, в проведении реанимационных мероприятий, в интенсивном лечении, а это всё очень большие затраты, которые существующие тарифы не покрывают, – отмечает главврач еще одной больницы, также потерявший в финансировании. – Такие больные к нам поступали сверх муниципального заказа и никак отдельно не оплачивались. Теперь нам придётся отказывать им и направлять в другие медучреждения.

Самые «дорогие» — пациенты, которым требуется экстренная медицинская помощь

Есть ещё один нюанс: почему-то на той же согласительной комиссии, рассматривавшей вопросы по тарифам, коэффициенты уровня оказания медицинской помощи увязали с оказанием высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). Если в больнице выполняется менее 400 законченных случаев ВМП, а таких большинство, то коэффициент – 1,1. От 400 до 1000 – коэффициент 1,2, свыше 1001 случая ВМП – 1,3.

– Развитию высокотехнологичной медицинской помощи, повышению её качества, доступности и расширению количества методов на сегодняшний день уделяется особое внимание, – отметили в пресс-службе территориального Фонда обязательного медстрахования (ТФОМС) Челябинской области. – В 2017 году существенно увеличилось как количества случаев оказания ВМП жителям региона, так и суммы её оплаты. Так, если в 2016 году было проведено 11 тыс. случаев ВМП на общую сумму 1,6 млрд рублей, то в 2017 году запланировано проведение 12,5 тыс. случаев на общую сумму более 2 млрд рублей. Данный подход нашел свое отражение в финансировании медицинской помощи за счет средств ОМС, а тарифы на оказание высокотехнологичной медицинской помощи установлены Территориальной программой государственных гарантий.

При этом при распределении самих квот их просто больницам не дали: вот вам, условно говоря, 10 квот на эндопротезирование, и всё. И не важно, что больница могла бы сделать их и 20, и 100, и 1000. Зато квоты на ВМП получили частные центры. Получается, за тех, пусть 15, счастливчиков, которые проскочили к частнику и в комфорте у него получили свою ВМП, расплатятся все те сотни пациентов, которые свою медицинскую помощь теперь не получат вообще нигде, сетуют главврачи государственных больниц.

– Тариф на ВМП – самый «жирный», – подчёркивают руководители, – он покрывает расходы не только на оказание самой ВМП, но даже ещё чуть-чуть остаётся сверху, что можно потратить на то, что тариф не покрывает. А теперь среди тех семи медучреждений, в которой есть и ВМП, и высокий коэффициент уровня оказания медицинской помощи, больница, которая принимает экстренных больных, только одна, остальные – в основном плановые.

Напрашивается один неутешительный вывод, что к осени медработники потеряют в зарплате, а пациентам уже сейчас можно забыть об экстренной медпомощи. Эта ситуация касается не только взрослых, но и детей. Главные врачи 15 детских лечебно-профилактических учреждений подписали коллективное обращение на имя директора ТФОМС Челябинской области Ирины Михайлевской с просьбой не допустить ухудшения финансирования и снижения качества оказания юным пациентам. Состоялось уже несколько заседаний согласительных комиссий, но пока окончательного решения по тарифному соглашению «в детстве» не принято.

– Вместе с ожидаемой реструктуризацией детской сети медицинских учреждений в регионе на заседаниях комиссии по разработке территориальной программы ОМС, в состав которой входят представители регионального минздрава, ТФОМС Челябинской области, самих медорганизаций, профсоюза медработников, вопрос о сбалансированности оплаты медицинской помощи детям, в том числе по видам и условиям ее оказания, сейчас активно обсуждается, – пояснили в фонде ОМС. – Кроме того, в 2017 году тарифы на оплату медицинской помощи, оказанной детскому населению, выросли относительно 2016 года по видам медицинской помощи. Так, в 2016 году на оказание мед помощи детскому населению было направлено в общей сложности 7,2 млрд руб, а в 2017 году данная сумма ориентировочно составит 7,4 млрд руб.

На медпомощь детям денег тоже не хватает

Напомним, реформа здравоохранения в Челябинской области проходит не первый год и вызывает неоднозначные оценки, так же как и по всей стране. В июне этого года появилась информация о том, что 20 больниц и поликлиник Челябинска объединят, а два медучреждения передадут частникам. Годом раньше, в марте 2015 года, было закрыто отделение травматологии в ОКБ № 3, и теперь за протезированием тазобедренных и коленных суставов пациенты вынуждены обращаться за пределы региона. В прошлом году минздрав заявил об оптимизации расходов и объединении детских санаториев № 1 и № 6. В 2016 году поликлиника № 9 также была присоединена к горбольнице № 11, челябинская детская поликлиника № 10 – к детской горбольнице № 1. Объединение больниц происходило также в Сатке три года назад, когда городская больница Бакала, участковая больница поселка Межевой и амбулатория поселка Бердяуш вошли в состав Саткинской ЦРБ. В Челябинске открытие нового областного перинатального центра привело к закрытию роддома. В этом году на 74.ru обратились работники скорой помощи Челябинска, недовольные организацией их работы.

Лия Захарова  

Фото: архив 74.ru, Полина Авдошина (инфографика), Евгений Емельдинов, Олег Каргаполов

36273    281  


Ранее на эту тему



«Было не страшно»: челябинские хирурги впервые заменили клапан в сердце через мини-разрез

После такой операции пациент уже через неделю может отправиться домой.

2674    7     9 часов назад

Климат-контроль и всё для работы: челябинской службе скорой помощи купили новые машины

Автомобили торжественно передали на районные подстанции.

4174    27     1 день назад

К врачу после работы: в челябинской поликлинике продлили приём пациентов

74.ru узнал, на какие меры пошли врачи, чтобы стать доступнее для больных.

11538    135     2 дня назад

Стиснув зубы: разбираемся вместе с 74.ru, как попасть к стоматологу бесплатно

Поликлиникам не хватает таких врачей, но это не повод для отказа пациенту.

15460    76     2 дня назад

«К сожалению, только 16 мальчиков»: в День города в Челябинске родилось 40 малышей

Женщины всё чаще становятся мамами в присутствии супругов.

9871    84     5 дней назад