m.doctor.74.ru
Репортаж
28 апреля 2017

«Здесь постоянный драйв, может, это болезнь какая-то?»: врачи скорой – о своей работе

Мы часто обвиняем врачей скорой помощи в медлительности, считаем диспетчеров экстренного номера 03 некомпетентными, но в то же время удивляемся их стойкости даже в самых экстремальных случаях и восхищаемся героическим трудом. Сегодня, 28 апреля, в День скорой медицинской помощи, мы решили показать вам, как работают врачи, поговорили с ними о любви к профессии и непростых взаимоотношениях с пациентами.

С чего начинается скорая

Ежедневно оперативный отдел станции скорой помощи принимает более двух тысяч обращений челябинцев. За год эта цифра может сравняться с численностью населения города.

– У скорой помощи, как у человека, есть руки, ноги, сердце и так далее... А есть мозг. Так вот мозговая часть находится именно здесь – в оперативном отделе, куда стекаются все вызовы города Челябинска по телефону 03 и 103, – начинает рассказ главный врач станции скорой помощи Челябинска Александр Васильев. – На каждого фельдшера приходится около 150 звонков за смену.

Из всего этого потока непосредственных выездов бригады на место совершается вдвое меньше. Нет, пациентам не отказывают в экстренной помощи. Случается, что она им просто не нужна. Многие граждане по незнанию или по глупости набирают 03 как справочную, чтобы спросить, где находится поликлиника, правильно ли им назначили лечение, или даже узнать точное время. В пиковые часы – с 6 до 10 вечера – телефон не замолкает ни на минуту.

Со всей этой нелёгкой работой за 12-часовую смену справляется 8 человек. Почти все сотрудники когда-то и сами работали в выездной бригаде. Например, фельдшер по приёму вызовов Елена Ефременкова выезжала к больным в составе бригады 30 лет. Говорит, с годами стало физически тяжело, и она перешла в диспетчеры.

– Когда с линии сюда человек приходит, работать проще. Звонящий рассказывает о том, что и как у него болит, я уже представляю, что там, – рассказывает она. – В скорой тяжело физически. Эмоционально тоже тяжело, но 20 вызовов – это не 300 звонков, где все рассказали, что у них болит, и высказали, всё, что они думают о тебе лично.

 

Для начала у вызывающего спрашивают, находится ли больной в сознании, и уточняют характер боли, чтобы понимать, кого направить по адресу – фельдшерскую, кардиологическую или реанимационную бригаду. В пиковые часы, когда выездов очень много, программа, в которой формируются заявки, выстраивает очередь. В первую очередь, конечно, едут к тем, кому нужна экстренная помощь.


Случаются и совершенно нелепые вызовы, есть «постоянные клиенты», которые любят вызывать скорую. Но никому в помощи не отказывают.

– У нас есть бабушка, которая каждый день выходит на улицу, ловит прохожих и просит вызвать скорую помощь. Мы приезжаем, заводим домой, осматриваем, даём рекомендации. Только уезжает скорая, она через 15 минут опять выходит, ловит прохожих... и это продолжается бесконечно, – рассказала Елена Ефременкова.

«Может, это тоже болезнь какая-то?»

Передачей вызовов бригадам занимается другой отдел станции скорой помощи. В Челябинске восемь подстанций (по одной к каждом районе, кроме Советского, где их две). Мы отправились в Металлургический район, где работает самый молодой коллектив, к реанимационной бригаде.

 

Врачи скорой работают посуточно. В бригаде по два-три человека, чаще всего они комплектуются по принципу «мальчик-девочка». Это необходимо, чтобы таскать тяжелые сумки, отбиваться от нападений, коих становится всё больше. Иногда бывают случаи, когда пациентки в силу религиозных соображений отказываются от осмотра врачом-мужчиной.

– Приходят в скорую помощь по разными причинам. Другой вопрос, почему остаются. Чаще всего студенты устраиваются сюда, чтобы чему-то научиться: работать руками, работать головой, работать в экстремальных ситуациях. Остаются только фанаты, потому что это тяжёлая работа. Я всё-таки считаю, что это тяжелее, чем в поликлинике, чем в стационаре. Конечно, врачи стационаров и поликлиник со мной могут не согласиться... Здесь постоянный адреналин, постоянный драйв. Может, это тоже болезнь какая-то? – рассказал врач-анестезиолог-реаниматолог подстанции скорой помощи Металлургического района Виктор Пястолов. – Остаются люди определенного склада ума, определенного характера. Ты едешь и до конца не знаешь, куда ты попадешь, на что ты попадешь, как тебя там встретят. Должны быть крепкие нервы, отсутствие страха. Я лично знаю медработников, которые боятся крови. Здесь таким делать нечего. Нужно быть легким на подъём, готовым к быстрым изменениям ситуации.

Один из примеров таких фанатичных работников скорой – медсестра-анестезист Вероника Кудрина. 12 лет назад она случайно попала в медицину.  И осталась. Будучи школьницей, она искала подработку на лето, и в службе занятости предложили либо должность санитарки-уборщицы на подстанции скорой помощи, либо помощника воспитателя в детский сад. Тогда юная девушка поняла, что боится детей больше, чем крови. Как только девушке исполнилось 18 лет, она сразу же пошла устраиваться в бригаду.

– Первый раз выезд был на тяжелое ДТП. Было абсолютно не страшно – как говорится, глаза боятся, а руки делают, – рассказала Вероника Кудрина. – У меня были хорошие учителя и наставники, которые научили сразу всё делать правильно. Это было взято за основу – работать по всем законам и самое главное – по совести, делать так, как я бы хотела, чтобы сделали мне.

Несмотря на цинизм, о котором неоднократно говорят работники скорой, они постоянно узнают о дальнейшей судьбе пациента. Каждая спасённая жизнь для них радость. Но супергероями они себя не считают.

– Из таких экстренных случаев вспоминается история с ножевым ранением у молодого мужчины в состоянии алкогольного опьянения. Он начал угрожать родственникам, они вызвали полицию. Когда приехали полицейские, он нанёс себе удар в шею, вызвали нас. Разумеется, мы не через минуту приезжаем (быстро, но не моментально). Пока мы ехали, пациент никого к себе не подпускал. Сотрудникам полиции удалось его скрутить, прижать рану. К моменту нашего приезда он был в состоянии клинической смерти, мы его оживили. Просто героические усилия приложили: только стоит «завести» сердце, из раны начинает фонтанировать кровь, жгут наложить не возможно. Я зажимал рану рукой, делали искусственную вентиляцию легких, влили мы в него литров шесть растворов. Тем не менее мы его живым довезли в больницу, там его удачно прооперировали. Но через месяц мужчина всё равно умер... Такие травмы бесследно не проходят, – рассказал Виктор Пястолов.

«Сидите, мы вас лечим!»

– Часто вас благодарят пациенты? – спрашиваю у бригады скорой помощи.

– Благодарят, – кротко отвечает Вероника Кудрина. – Сказали «спасибо», сказали «до свидания», и на том приятно.

Медики разводят руками: современные пациенты твёрдо усвоили, что оказание медицинской помощи – это «услуга» – и нередко помнят только свои права. Яркая иллюстрация потребительского экстремизма – некоторые вызывают одновременно и государственную скорую, и частную (сегодня в нашем городе три крупные медицинские клиники, имеющие свои выездные бригады) – кто быстрей приедет.

Доходит до абсурда: например, звоня по телефону 03, пациенты требуют прислать бригаду, потому что они не хотят тратиться на проезд до больницы. О хамстве и неадекватном поведении говорить не приходится.

– Мы стараемся на уровне приема вызова сгладить конфликтную ситуацию, чтобы не доводить до скандала. Если человек звонит уже «заведенный», вряд ли он успокоится к моменту приезда, – рассказывает Елена Ефременкова. – Конечно, мы предупреждаем бригаду. Если уже там ситуация серьёзная и мы слышим на заднем фоне пьяные крики и ругань, стараемся предупредить полицию.

В последнее время в сводках новостей всё чаще появляются истории о нападении на врачей скорой помощи. Один из случаев, рассказанных врачами: нетрезвый мужчина упал на улице, ударившись головой. Когда приехала бригада врачей, он начал отбиваться. Пришлось одному держать его, а другому перевязывать голову со словами: «Сидите спокойно! Мы вас лечим!»

Несмотря на свой тяжелый труд, врачи скорой помощи всегда относятся с понимаем ко всем обращениям.

– Когда я учился в медакадемии, мне стало плохо на улице – заболело в грудной клетке. Будучи второкурсником, я, конечно же, считал себя уже очень умным и решил, что у меня болит сердце, – улыбается Виктор Пястолов. – Мы с друзьями вызвали скорую медицинскую помощь. Сейчас я понимаю, что это было очень смешно! Но тогда мне казалось, что это не смешно и я умираю. Приехала бригада, и я был разочарован, они надо мной посмеялись. Оказалось, что это обычная межреберная невралгия.

Устроившись работать на станцию скорой помощи, Виктор Пястолов нашел этот вызов, распечатал и поставил в рамочку.

– Это лишнее напоминание о том, что даже я вызывал скорую по пустяку, напоминание о том, что люди вызывают скорую не с целью поиздеваться, а чтобы им помогли.

Интересно, что некоторые работники скорой помощи и в жизни не ищут покоя. Виктор Пястолов признался, что увлекается страйкболом. В прошлом году во время игры он умудрился сломать ногу, и ему самому понадобилась медпомощь.

Ирина Абрамова  

Фото Олега Каргаполова, видео Андрея Винникова, монтаж Марии Романовой

18419    146  



«Хочется всё забыть как страшный сон»: спасённый врачами недоношенный малыш перенёс шесть операций

С каждым годом новорожденных, нуждающихся в помощи хирургов, становится больше.

   12     5 часов назад

Когда импланты не по зубам: обзор стоматологических клиник глазами пациента

Экспериментальный вояж по клиникам Челябинска.

   5     11 часов назад

Онколикбез: могут ли изжога и гастрит привести к развитию рака, и что съесть, чтобы их избежать

Разбираемся, почему опасная болезнь перекинулась с желудка на толстую кишку.

   35     12 часов назад

Могут ли брекеты стать причиной кариеса

Главный врач стоматологической клиники Елена Коновалова развенчивает страхи и мифы.

   18     1 день назад

«Они настоящие волшебники!»: в Челябинске сотни родителей недоношенных детей поблагодарили врачей

На Южном Урале с начала года 1950 малышей появились на свет раньше срока.

   46     4 дня назад